Насморк. Страница 44

Насморк (44 стр.)

Мы разыскали этих людей. Их около сотни. Все они живы, здоровы, вернее, некоторые из них так же скрючены ревматизмом, как и до этих ванн, но, во всяком случае, мы не обнаружили ни одной смерти итальянского типа. С этими пациентами Стеллы все в порядке. Если они и умирали, то самым естественным образом – от инфаркта или рака.

– Может, у них были жены, семьи, – задумчиво произнес Барт.

Я невольно улыбнулся:

– Доктор, уже и у вас заработали жернова, которыми перемалывают в агентстве это дело. Разумеется, у большинства были семьи, но хватало и вдовцов и старых холостяков, а впрочем, разве жена и дети – это панацея? Противоядие? И от чего, собственно?

– Только преодолев море глупостей, приходят к истине, – нравоучительно, но весело произнес Барт и спросил: – А вы знаете, сколько пациентов этот Стелла направил в Неаполь?

– Знаю. И это самое удивительное во всей истории. Когда я об этом думаю, мне всегда чудится, что я на волосок от разгадки. Он послал в Неаполь двадцать девять ревматиков. Среди них пятеро наших американцев: Осборн, Бреннер, Коберн, Хайне и Свифт.

– Пятеро из семи американцев?

– Да. Ни Эммингс, ни Адамс не лечились у Стеллы. Бригг тоже, но его мы, как я уже сказал, не причислили к жертвам.

– Высокий показатель! А остальные, еще двадцать четыре пациента Стеллы?

– Эту статистику я знаю наизусть. Шестнадцать он направил тогда, когда подобных происшествий еще не случалось. Все вернулись в Штаты живыми-здоровыми. В минувшем году он направил тринадцать человек. Из них пятеро – жертвы.

– Пятеро из тринадцати. А среди тех восьми, с которыми ничего не произошло, были люди, схожие с погибшими?

– Да. Даже в трех аспектах: одинокие, состоятельные, под пятьдесят. Все возвратились. Живут и здравствуют.

– Только мужчины? Женщин Стелла не лечил? Почему?

– Нет, лечил. Еще до этих происшествий направил в Неаполь четырех, а в прошлом году двух женщин. В этом сезоне ни одной.

– Откуда такая диспропорция полов?

– Клиники Стеллы приобрели известность преимущественно как мужские. Нарушения потенции, облысение, потом перестали на это упирать, но уже утвердилось мнение, что Стелла – специалист по мужским недугам. Этим объясняется диспропорция.

– Вы так считаете. А ведь ни одна женщина не погибла, а одиноких пожилых дам и в Европе хватает. Есть ли у Стеллы клиника в Европе?

– Нет. Жертвы из Европы с ним ничего общего не имели. Это исключено. Ни один из этих европейцев за последние пять лет в Штаты не приезжал.

– Исследовали ли вы возможность действия двух отдельных механизмов одного против американцев, а другого против европейцев?

– Да. Мы сравнивали эти две группы, но это ничего не дало.

– А почему, собственно, Стелла всех направлял в Неаполь?

– Очень просто. Он итальянец, натурализовавшийся в Америке, его семья откуда-то из-под Неаполя, и он, вероятно, был в этом как-то заинтересован, поскольку поддерживал связь с итальянскими бальнеологами, с доктором Джионо, например. Ознакомиться с перепиской нам не удалось: врачебная тайна; но то, что он рекомендовал своих пациентов итальянским коллегам, представляется вполне естественным. Во всяком случае, в таком альянсе мы не усмотрели ничего подозрительного. Полагаю, что за каждого пациента он получал какой-то процент.

– Как вы объясняете загадочное письмо без текста, пришедшее на имя Миттельгорна после его смерти?

– Думаю, его прислал кто-то из родни, кто знал обстоятельства его смерти и, подобно миссис Барбур, был заинтересован в продолжении расследования, но не хотел или не мог вмешиваться столь явно, как она. Кто-то убежденный в уголовной подоплеке дела решил снова возбудить подозрения и заставить полицию вернуться к следствию.

Станислав Лем – Насморк. Страница 44

Катализаторами, в миллион раз усиливающими действие депрессанта, являются соединения цианидов с серой – роданиды. Три буквы, три химических символа, CNS, – это ключ к решению загадки. Цианиды содержатся в миндале, они и придают ему характерный горьковатый привкус. Кондитерские фабрики в Неаполе, выпускающие жареный миндаль, страдали от засилья тараканов. Для дезинфекции кондитеры применяли препарат, содержащий серу. Ее частицы проникали в эмульсию, в которую погружали миндаль перед посадкой в печь. Это не давало никакого эффекта, пока температура в печи оставалась невысокой. Только при повышении температуры карамелизации сахара цианиды миндаля, соединяясь с серой, превращались в родан. Но даже родан, попав в организм, сам по себе еще не служит эффективным катализатором для вещества X. Среди реагентов должны находиться свободные сернистые ионы. Такие ионы в виде сульфатов и сульфитов поставляли лечебные ванны. Итак, погибал тот, кто употреблял гормональную мазь, риталин, принимал сероводородные ванны и в придачу лакомился миндалем, по-неаполитански жаренным с сахаром. Роданиды катализировали реакцию, присутствуя в столь ничтожных количествах, что обнаружить их можно было только с помощью хроматографии. Причиной неосознанного самоубийства было лакомство. Тот, кто не ел сладостей из-за диабета или не любил их, уцелел. Швейцарская разновидность мази продавалась по всей Европе последние два года, поэтому раньше подобных несчастных случаев не происходило. В Америке их не было вовсе там продавался препарат Пфицера, не разлагавшийся вне холодильника так быстро, как европейский. Женщины не пользовались этой мазью и в число жертв не попали.

Несчастный Прок угодил в ловушку другим путем. Он не лысел и не нуждался в гормонах, не бывал на пляже, не принимал сероводородных ванн, но ионы серы проникли к нему в кровь из вдыхаемых в фотолаборатории испарений сульфитного проявителя, риталин он принимал против сонливости, а соединение X преподнес ему с разбитыми очками доктор Дюнан. Просвещенный и терпеливый доктор, растирая в ступке каждый клочок, каждую щепотку пыли из мастерской Прока, беря пробы из фанеры переборки и шлифовальной крошки, не знал, что искомое таинственное вещество находится метрах в четырех над его головой – в виде пакетика с засахаренным миндалем в ящике старого комода.

Миндаль, обнаруженный на столе рядом с моими каракулями, открыл химикам Барта глаза, оказался недостающим звеном.

Читать еще:  Компресс из картошки от кашля для детей

Возможно, несущественна, но весьма забавна одна анекдотическая деталь. Уже в Штатах знакомый химик сказал мне, что серный цвет, который маленький Пьер всыпал в мою постель, не играл никакой роли в моем отравлении, поскольку сера, превращенная способом возгонки в пыль, больше не растворяется. Этот химик предложил ad hoc [для данного случая (лат.)] следующую гипотезу. Сернистые ионы в мою кровь попали из сульфитированного вина. Как принято во Франции, я пил вино за каждой трапезой, но только у Бартов, потому что нигде больше не столовался, а химики из НЦНИ знали об этом, но не доложили, какое вино я пил, дабы не оконфузить своего шефа предположением, что он подает гостям дешевый напиток.

Впоследствии меня спрашивали, был ли миндаль моей “эврикой”. Легче всего подтвердить это или опровергнуть, но я просто не знаю. Уничтожая все, что подворачивалось под руку, швыряя в ванну то, что мне казалось смертельно опасным, я вел себя как безумный, но в моем безумии были проблески сознания, значит, и с миндалем у меня могло произойти нечто подобное. Я хотел, это я помню, присовокупить миндаль к своим записям результат многолетнего тренажа, меня приучали и в условиях сильнейшего стресса фиксировать события вне зависимости от своего мнения о существенности того или иного факта. Тут могла быть интуитивная догадка, связавшая утреннюю грозу, мое чихание, таблетку, застрявшую в горле, миндаль, которым я заел ее, образ Прока, входившего в последний раз в кондитерскую на углу улицы Амели. Такое наитие кажется слишком чудесным, чтобы оно могло случиться. Миндальные орехи напомнили мне о неаполитанском деле, наверно, потому, что кондитер соорудил из них в витрине подобие Везувия. Везувий здесь был ни при чем, он оказался чисто магической связкой, хоть и приблизил меня к самой сути.

Правда, если внимательно просмотреть мой отчет, можно заметить, как часто в ходе следствия происходили такие сближения, но вывода так и не последовало. К сути дела ближе всего подошел Барт, хоть он и ошибся относительно политической подоплеки происшествий. Он совершенно справедливо усомнился в самом принципе отбора “группы одиннадцати” и точно подметил, почему жертвами оказались только иностранцы, к тому же одинокие, вдвойне изолированные от неаполитанского окружения незнанием языка и отсутствием близких. Предвестник отравления – перемену в поведении – мог заметить на ранней стадии только близкий жертве человек.

Позже удалось докопаться до нескольких пресеченных случаев, когда отравлению подверглись итальянцы или иностранцы, прибывшие в Неаполь с женами. События обычно развивались одинаково. Жена, обеспокоенная странным поведением мужа, наблюдала за ним все внимательнее, а когда начинались галлюцинации, заставляла мужа уехать. Бегство домой было естественной реакцией на неведомую опасность. А итальянцы уже в начальной стадии отравления оказывались под наблюдением психиатра – чаще всего на этом настаивала семья – и в результате меняли образ жизни: человек переставал ездить в машине, употреблять плимазин, принимать сероводородные ванны поэтому симптомы заболевания скоро исчезали. Следствие не выявило пресеченных случаев по заурядной причине: у пострадавшего всегда находился родственник, который аннулировал оплаченный абонемент, в приходных книгах лечебниц отмечали финансовое сальдо, а не сами факты прерванного лечения, поэтому несостоявшиеся жертвы не оставили в них никакого следа.

Впрочем, и другие факторы мешали следствию. Никто ведь не хвастает, что пользуется средством против облысения. Тот, кто не страдал из-за лысины или пользовался париком, избегал опасности, но как было до этого докопаться? Кто не применял гормональную мазь, тому, живому и здоровому, не о чем было рассказать; кто ее применял – погибал. Упаковку от швейцарской мази среди вещей погибших не обнаруживали: мазь предписывалось хранить в холодильнике, что дома делать гораздо проще, чем в гостинице, и пожилые педанты предпочитали пользоваться услугами местных парикмахеров, а не возиться с мазью самим. Ее применяли раз в десять дней, поэтому каждый из погибших только однажды проделал эту процедуру в Неаполе, и никто из проводивших следствие не подумал спросить в парикмахерских, что там втирают в кожу головы некоторым клиентам.

Читать онлайн “Насморк” – RuLit – Страница 44

После часа ночи я выплыл еще раз. Процесс шел как бы волнами, и каждая фаза казалась предельной, но это было не так – всякий раз ощущения становились все ярче. Видения отступили между двумя и тремя часами ночи, и это оказалось самым ужасным – окружающее обрело нормальный внешний вид, но в какой-то иной реальности. Как эта передать? Мебель и стены окаменели, запеклись, затвердели в чудовищном напряжении; время остановилось, и окружающее, лавиной накатывавшее на меня со всех сторон, застыло, как в замедленной магниевой вспышке. Комната была как выдох между двумя воплями, а все, что грозило вот-вот случиться, с наглой усмешкой проглядывало в стыках узоров на обоях, в картинках с замками Луары над кроватью, в зеленых газонах перед этими замками. В этой зелени я прочитал свой приговор, я смотрел на нее, упав на колени, понимая, что проигрываю. И тогда я набросился на комнату, да, на комнату – сорвал шнуры с оконных занавесок и гардин, сдернул материю с колец, смахнул на пол постель, швырнул этот смертоносный клубок в ванну, ванную запер на ключ, а ключ сломал, всадив в замочную скважину наружной двери, – и вот тогда, запыхавшийся, стоя в оконной нише на поле битвы, понял, что мои усилия тщетны. Я не могу избавиться от окон и стен. Я вытряхнул на пол вещи из чемоданов, добрался до плоских колец, соединенных металлическим штырем, Рэнди с улыбкой вручил мне их в Неаполе, чтобы я мог заковать убийцу, окажись он в моих руках. Я поймал его! Среди сорочек рассыпались темные катышки – миндаль из лопнувшего пакетика, – я не стал о нем писать, боялся, что не успею, поэтому только швырнул горсть орехов на телеграфный бланк, придвинул кресло к батарее отопления, упал в него, уперся в него спиной, ногами в пол и, приковав себя к трубе калорифера, напрягшись до предела, ждал _этого_, как старта. Но стартовал я не вверх и не вниз, а в глубину – в жаркой бурой мгле, среди пляшущих стен, прикованный наручниками, мог дотянуться только до ножки кровати. Мне удалось придвинуть ее, и я, словно сбивая пламя, уткнулся головой в матрац, прогрыз его до поролоновой начинки; пористая масса не душила, и я свободной рукой схватил себя за горло и сжал его, воя от отчаяния, что никак не могу себя прикончить. Помню, что перед потерей сознания я почувствовал взрывы под черепной коробкой. Наверно, я колотился головой о трубу. Помню слабую вспышку надежды, что, может, теперь удастся. И больше ничего. Я умер, и мне не казалось странным, что я знаю об этом. Я плыл темными водопадами по неведомым гротам, в реве и шуме, словно слух мой не умер вместе с телом. Слышал звон колоколов. Темнота порозовела. Я открыл глаза и увидел огромное, чужое, бледное, неестественно спокойное лицо, склоненное надо мной. Это было лицо доктора Барта. Я сразу узнал его и хотел сказать об этом, но тут уже самым пошлым образом потерял сознание.

Читать еще:  Противокашлевые препараты при сухом кашле

Меня нашли в четыре утра, прикованного к калориферу, – итальянцы из соседнего номера вызвали прислугу, и, поскольку это смахивало на приступ безумия, мне, прежде чем доставить меня в больницу, сделали успокаивающий укол. Старина Барт прочитал в газете наутро, что вылеты задержаны, позвонил в Орли и, узнав о происшедшем, поехал в больницу, где я все еще лежал без сознания. Окончательно я пришел в себя через тридцать часов. У меня были повреждены ребра, прокушен язык, на голову в нескольких местах наложили швы, запястье, сжатое кольцом наручников, раздулось, как пузырь, – так я рвался с цепи. К счастью, регулятор, к которому я себя приковал, был металлический, пластмассовый наверняка не выдержал бы, и тогда я выбросился бы из окна; ничего на свете я так не хотел, как этого.

Один канадский биолог обнаружил в кожной ткани людей, которые не лысеют, то же нуклеиновое соединение, что и у нелысеющей узконосой обезьяны. Эта субстанция, названная “обезьяньим гормоном”, оказалась эффективным средством против облысения. В Европе гормональную мазь три года назад стала выпускать швейцарская фирма по американской лицензии Пфицера.

Швейцарцы видоизменили препарат, и он стал более действенным, но и более восприимчивым к теплу, от которого быстро разлагается. Под влиянием солнечных лучей гормон меняет химическую структуру и способен при реакции с риталином превратиться в депрессант, подобный препарату X доктора Дюнана, и тоже вызывающий отравление лишь в больших дозах. Риталин присутствует в крови у тех, кто его принимает, гормон же применяют наружно в виде мази, с примесью гиалуронидазы, что облегчает проникновение лекарства через кожу в кровеносные сосуды. Чтобы произошло отравление с психотическим эффектом, требуется втирать в кожу едва ли не двести граммов гормональной мази в сутки и принимать более чем максимальные дозы риталина.

Катализаторами, в миллион раз усиливающими действие депрессанта, являются соединения цианидов с серой – роданиды. Три буквы, три химических символа, CNS, – это ключ к решению загадки. Цианиды содержатся в миндале, они и придают ему характерный горьковатый привкус. Кондитерские фабрики в Неаполе, выпускающие жареный миндаль, страдали от засилья тараканов. Для дезинфекции кондитеры применяли препарат, содержащий серу. Ее частицы проникали в эмульсию, в которую погружали миндаль перед посадкой в печь. Это не давало никакого эффекта, пока температура в печи оставалась невысокой. Только при повышении температуры карамелизации сахара цианиды миндаля, соединяясь с серой, превращались в родан. Но даже родан, попав в организм, сам по себе еще не служит эффективным катализатором для вещества X. Среди реагентов должны находиться свободные сернистые ионы. Такие ионы в виде сульфатов и сульфитов поставляли лечебные ванны. Итак, погибал тот, кто употреблял гормональную мазь, риталин, принимал сероводородные ванны и в придачу лакомился миндалем, по-неаполитански жаренным с сахаром. Роданиды катализировали реакцию, присутствуя в столь ничтожных количествах, что обнаружить их можно было только с помощью хроматографии. Причиной неосознанного самоубийства было лакомство. Тот, кто не ел сладостей из-за диабета или не любил их, уцелел. Швейцарская разновидность мази продавалась по всей Европе последние два года, поэтому раньше подобных несчастных случаев не происходило. В Америке их не было вовсе там продавался препарат Пфицера, не разлагавшийся вне холодильника так быстро, как европейский. Женщины не пользовались этой мазью и в число жертв не попали.

7 ошибок, из-за которых насморк не проходит

Заработать хронический ринит можно, даже если неправильно сморкаться.

Говорят, если насморк лечить, он проходит за неделю, а если не лечить, то за семь дней. Обычно так и есть. Но иногда, даже несмотря на лечение, сопли задерживаются на неделю, две, три… А это уже хронический ринит.

Вот почему так происходит.

1. Вы выбрали неподходящие препараты

Насморк кажется столь обыденным явлением, что так и хочется заняться самолечением. Хлюпая носом, вы приходите в аптеку и просите фармацевта: «А дайте-ка мне какие-нибудь капли от соплей». И получаете препарат, возможно популярный и действенный, но не подходящий конкретно вам.

Дело в том, что у насморка может быть множество причин Runny nose , помимо простуды. Например:

  • аллергия: от популярной сезонной до холодовой;
  • излишне сухой и пыльный воздух в помещении, где вы проводите большую часть дня;
  • гормональные изменения в организме: беременность, климакс, развивающийся диабет и так далее;
  • даже случайно попавший в носовые ходы крохотный предмет…

Каждая из этих причин требует своей схемы лечения. И те медикаменты, которые помогут при одной, окажутся категорически неэффективными или даже ухудшат симптомы при другой. Так, сосудосуживающие капли не избавят вас от насморка, вызванного посторонним предметом в носу.

Что с этим делать

Чтобы не ошибиться и не капать в нос то, что не подходит в вашей ситуации и не сможет её улучшить, покупайте лишь те лекарства, которые выпишет вам терапевт или лор.

Если вы уже пользуетесь каким-то медикаментом, отмените его и обговорите возможные альтернативы всё с тем же врачом.

2. Вы злоупотребляете сосудосуживающими средствами

Сосудосуживающие капли и спреи действительно помогают быстро остановить насморк. Но в инструкции к большинству из них не зря написано: «Использовать не более 3–5 дней». Продолжая закапывать их сверх оговорённого срока, вы рискуете заработать так называемый медикаментозный ринит Can You Overuse Nasal Spray? .

Читать еще:  Как принимать сироп солодки при кашле взрослому

Сосудосуживающие средства, как ясно из названия, уменьшают просвет кровеносных сосудов носа. За счёт этого снимается отёк слизистой оболочки, из-за которого мы и ощущаем заложенность. Звучит вдохновляюще, но, увы, тут есть два неприятных момента.

Сосуды, во-первых, привыкают к лекарству и перестают на него реагировать. А во-вторых, отвыкают сужаться самостоятельно — им требуется лекарство. Но на него-то они уже не реагируют. Получается эдакий замкнутый круг: нос уже не может избавиться от заложенности сам, а сосудосуживающие средства больше не помогают.

Стремясь всё-таки вздохнуть свободно, вы увеличиваете дозу медикамента. И на время это действительно срабатывает, но затем всё повторяется. Дозу приходится раз за разом увеличивать, и в конце концов вы уже не можете жить без заветного флакончика, а насморк превращается в постоянного спутника.

Что с этим делать

Как можно быстрее отправляйтесь к лору и решайте возникшую проблему в тесном сотрудничестве. Скорее всего, вам придётся отменить препарат и терпеть заложенность носа, пока сосуды не восстановятся.

3. Вы закапываете в нос луковый сок и другие народные средства

Лук — прекрасное средство для облегчения симптомов заложенности носа. Эксперты, опрошенные известным медицинским ресурсом WebMD, даже рекомендуют Home Treatments for Babies использовать его в комнатах, где спят простуженные малыши. Мол, нарежьте свежий сочный лук кольцами, выложите на тарелочку и поставьте её у изголовья детской кроватки. Содержащаяся в луке сера поможет нормализовать отток слизи, и в результате младенец сможет свободно вздохнуть.

Всё хорошо, кроме одного: речь идёт о вдыхании запаха лука, но ни в коем случае не о луковых каплях в нос! Слизистая оболочка носоглотки очень чувствительна. Едкий луковый сок может её повредить или пересушить, лишив организм природной защиты от инфекций. А это значит, что болезнь затянется.

То же касается и других народных рецептов вроде капель из лимона, раствора хозяйственного мыла и так далее. Используя их, вы делаете уверенный шаг к хроническому риниту.

Что с этим делать

Отменить луковые капли и заняться восстановлением повреждённой слизистой. Лучше всего это делать под руководством лора.

Чаще всего восстановление слизистой означает лишь её увлажнение: следите, чтобы воздух был влажным, и несколько раз в день промывайте нос солевыми растворами. Их можно купить в аптеке или приготовить самостоятельно: в стакан тёплой воды добавьте по ¹⁄₄ чайной ложки соли и соды.

4. Вы спите и работаете в помещении с пониженной влажностью воздуха

Чтобы нос (да и весь организм в целом) функционировал нормально, влажность воздуха в квартире или офисе должна составлять 40–60%. Однако бывает, что воздух пересушен. Чаще всего это случается зимой из-за закрытых окон и работающих отопительных приборов. Тогда влажность падает до 15–20%.

В таких условиях слизистая оболочка носа пересыхает Manage Dry Indoor Air This Winter , истончается. И организм либо легче цепляет инфекции (вы не вылезаете из простуд с ринитом в качестве одного из ключевых симптомов), либо запускает процесс усиленного производства соплей, чтобы течью из носа компенсировать недостаток увлажнения.

Что с этим делать

Начните увлажнять воздух в помещении. Купите специальный прибор или сделайте его самостоятельно.

Если это не ваш вариант, регулярно увлажняйте носовые ходы солевыми растворами. Как их делать, читайте в предыдущем пункте.

5. Вы переносите насморк на ногах

Насморк не то состояние, ради которого можно брать больничный. Но если он сопровождается простудой и общим ухудшением самочувствия, крайне желательно What home remedies can help with a runny nose? снизить активность.

Идеальный вариант — пару дней провести дома, под тёплым одеялом, налегая на горячее питьё. В этом случае все силы организма будут направлены на борьбу с инфекцией, а вместе с простудой вы избавитесь и от ринита.

Если же релакс вам только снится, борьба может затянуться, а насморк — перейти в хроническую форму.

Что с этим делать

Позвольте себе отдохнуть, дав иммунной системе возможность справиться с заболеванием.

6. У вас полипы или другие осложнения, о которых вы ещё не знаете

Иногда отёк тканей в носу становится привычным. Это случается, например, у тех, кто страдает от сезонных аллергий или уже много лет переносит простуды на ногах. Отёчные участки слизистой потихоньку увеличиваются. Так в носоглотке появляются наросты — полипы Nasal polyps .

Пока полипы маленькие, они не дают о себе знать. Но год от года они растут и в какой-то момент начинают задерживать слизь в носовых проходах. Так возникают симптомы заложенности носа и насморка, который никак не проходит.

Причинами хронического ринита могут быть и другие осложнения. К примеру, воспаления придаточных пазух носа либо перенесённые травмы, которые искривляют носовые ходы.

Что с этим делать

Любой насморк, затянувшийся дольше чем на 5–7 дней, надо показать врачу. Специалист предложит схему лечения, которая подойдёт именно вам. Схема может включать в себя физиопроцедуры, лекарственные препараты и даже хирургическое вмешательство (если выяснится, что причина заложенности носа — крупные полипы или, положим, искривление носовой перегородки).

7. Вы неправильно сморкаетесь

Регулярно прочищать нос — важный пункт в лечении насморка. Но этим часто пренебрегают. Кто-то стесняется сморкаться и деликатно прикладывает к носу платочек. Кто-то, напротив, сморкается слишком активно — так, что слизь вылетает чуть ли не из ушей.

Оба варианта плохи. В первом случае вы копите сопли внутри носоглотки, создавая идеальную среду для размножения бактерий. Во втором рискуете загнать слизь в гайморовы пазухи, что чревато гайморитом.

Что с этим делать

Сморкаться регулярно и правильно What’s the best way to blow your nose when sick? . Вот так:

  • Сделайте глубокий вдох через рот.
  • Прижмите пальцем одну ноздрю.
  • Резко выдохните через свободную ноздрю.
  • Теперь прижмите пальцами очищенную часть носа и повторите те же манипуляции для второй ноздри.

Сморкайтесь по мере необходимости, но не реже нескольких раз в день. Это не даст слизи скапливаться в носу и убережёт вас от осложнений.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector