Насморк. Страница 46

Читать онлайн “Насморк” – RuLit – Страница 46

– Вы допускаете ошибку эгоцентрического характера. – Соссюр повернулся ко мне от книжного шкафа. – Эта история – не столько знамение нашего времени, сколько провозвестник грядущего. Его предзнаменование, пока еще непонятное.

– А вам оно понятно?

– Я догадываюсь, в чем его смысл. Человечество настолько размножилось и уплотнилось, что на него начинают влиять законы, по которым существуют атомы. Каждый атом газа движется хаотически, но именно хаос рождает определенный порядок в виде постоянства давления, температуры, удельного веса и так далее. Ваш успех, достигнутый благодаря длинной цепи чрезвычайных совпадений, представляется парадоксальным. Но это вам только кажется. Вы возразите: мало было упасть с лестницы у Барта, вдохнуть серу вместо нюхательного табака, нужна была еще рекогносцировка на улице Амели, вызванная историей Прока, чихание перед бурей, миндаль, купленный в подарок ребенку, задержка вылетов в Рим, переполненная гостиница, парикмахер – более того, гасконец, – чтобы началась цепная реакция.

– Ох, и это еще не все, – вставил я. – Если бы мое участие в освобождении Франции не кончилось трещиной крестца, то контузия, пожалуй, не дала бы о себе знать, и следовательно, после происшествия в Риме я скоро пришел бы в себя. Если бы я не попал на эскалатор рядом с террористом, моя фотография не появилась бы в “Пари-матч”, а не будь этого, я не добился бы номера в “Эр Франс”, поехал бы ночевать в Париж, и снова никакой развязки не происходит. Уже сама вероятность моего присутствия при покушении априори астрономически ничтожна. Я мог полететь другим самолетом, мог стоять ступенькой ниже. Да ведь все, как до этой минуты, так и потом, – сплошные невероятности! Не узнай я о деле Прока, я не отправился бы в Рим именно в день, когда отменили вылеты, но и это чистейшее стечение обстоятельств.

– Ваше знакомство с делом Прока? Не думаю. Как раз об этом мы с доктором говорили до вашего прихода. Вас познакомили с этим делом по инициативе Сюрте и министерства обороны, а ими руководили политические расчеты. Кто-то хотел скомпрометировать одного военного, занявшегося политикой и покровительствовавшего Дюнану. Это такой бильярд, понимаете?

– Мне следовало стать шаром или кием?

– Вам следовало, как мы полагаем, способствовать извлечению дела Прока из архива, чтобы это косвенно ударило по Дюнану.

– Но если даже так, какая связь между целью моего приезда в Париж и политическими интригами во Франции?

– Разумеется, никакой! Именно поэтому такое мощное множество случайностей, столь точно нацеленных в самый центр загадки, кажется вам противоречащим здравому смыслу. Так вот, я заявляю: долой здравый смысл! Каждый взятый в отдельности отрезок ваших перипетий еще достаточно достоверен, но результирующая траектория, сумма этих отрезков, похожа на чудо. Вы так считаете, не правда ли?

– А тем временем, дорогой мои, случилось то, что я предрекал вам здесь, три недели назад! Представьте стрельбище, где вместо мишени в полумиле от огневого рубежа выставлена почтовая марка. Десятисантимовая марка с изображением Марианны. На ее лбу остался след от мухи. Пусть теперь несколько снайперов откроют стрельбу. Они не попадут в эту точку уже хотя бы потому, что она не видна. Но пусть упражняется сотня посредственных стрелков, пусть они шпарят целыми неделями. Совершенно ясно, что пуля одного из них наконец попадет в цель. Попадет не потому, что он феноменальный снайпер, а потому, что велась уплотненная стрельба.

– Да, но это не объясняет.

– Я еще не кончил. Сейчас лето, и на стрельбище масса мух. Вероятность попадания в мушиный след мала. Вероятность одновременного попадания и в след, и в муху, подвернувшуюся под выстрел, еще меньше. Вероятность же попадания в след и в трех мух одной пулей будет уже, как вы выразились, астрономически ничтожна, однако уверяю вас, и такое стечение обстоятельств возможно, если стрельба будет продолжаться достаточно долго!

– Простите, вы говорите о граде пуль, а я-то был один.

– Это вам только кажется. В данный отрезок времени пуля, поражающая след и трех мух, тоже будет только одна. Стрелок, с которым это произойдет, будет ошеломлен не меньше вас. То, что попал именно он, отнюдь не удивительно и не странно, поскольку _кто-то должен был попасть_. Понимаете? Здравый смысл здесь ни при чем. Произошло то, что я предсказывал. Неаполитанскую загадку породило стечение случайных обстоятельств, и благодаря стечению случайных обстоятельств она была разгадана. Оба раза вступал в силу закон больших чисел. Естественно, что, не выполнив хотя бы одного условия из необходимого множества, вы не отравились бы, но рано или поздно кто-то другой выполнил бы все условия. Через год, через три года, через пять лет. Это все равно произошло бы, потому что мы живем в мире сгущения случайных факторов. Цивилизация – тот же молекулярный газ, хаотический и способный удивлять “невероятностями”, только роль отдельных атомов выполняют люди. Это мир, в котором вчерашний феномен сегодня становится обыденностью, а сегодняшняя крайность завтрашней нормой.

Он не дал мне говорить. Барт, который хорошо его знал, поглядывал на нас и часто моргал, как бы сдерживая смех.

– Простите, но дело совсем не в вас.

– Значит, если бы не я, то кто-то другой? Но кто же? Какой-нибудь сыщик?

– Не знаю кто, и это меня абсолютно не волнует. Кто-нибудь. Я слышал, кстати, что вы собираетесь написать об этом книгу?

– Барт вам сказал? Да. У меня даже есть издатель. Но почему вы заговорили об этом?

– Именно потому, что это имеет отношение к делу. Какая-то пуля на стрельбище должна попасть в цель, и какой-то человек должен постичь загадку. А раз так, то независимо от автора и издателя появление такой книги математически неизбежно.

Насморк (46 стр.)

Шиммельрейтер умер естественной смертью в больнице от отека легких после острого приступа безумия. Хайне едва не утонул, а в больнице вскрыл себе вены. Его удалось спасти, но вскоре он умер от крупозного воспаления легких. Свифт уцелел. Миттельгорн дважды пытался покончить с собой с помощью снотворного, потом выпил пузырек йода. Умер от ожога желудка. Тиц погиб при аварии на автостраде. Наконец, Адамс скончался во сне от удушья при невыясненных обстоятельствах в римской гостинице “Хилтон”. О Бригге ничего не известно.

Читать еще:  Температура 37 и кашель у взрослого

– Спасибо. А те, что уцелели, запомнили какие-то первые симптомы?

– Да. Дрожь в руках и изменение вкуса пищи. Об этом мы узнали от Свифта. Бреннер, соглашаясь с тем, что еда изменила вкус, не помнил, однако, о дрожи в руках. Вероятно, у Бреннера после всех переживаний проявился так называемый остаточный психический дефект, поэтому он и запамятовал. Таково мнение врачей.

– Разброс в схеме смертей значителен, видимо, самоубийцы обращались к доступным средствам, к тому, что было под рукой. А каков результат исследования с точки зрения cui prodest? [кому выгодно? (лат.)]

– Вы имеете в виду материально заинтересованных лиц? Что из того, если имеются наследники, когда между ними и любой из этих смертей невозможно установить связь.

– Полиция старалась блокировать информацию, чтобы не осложнять следствие. Разумеется, местная печать помещала заметки о каждой из этих смертей, но они тонули в рубриках происшествий. Только какая-то газета в Штатах, забыл, какая именно, намекала на роковую судьбу пациентов Стеллы. Сам Стелла утверждал, что эти намеки делают озлобленные конкуренты. Тем не менее в нынешнем году ни одного ревматика в Неаполь он не направил.

– Перестал, значит! Разве это не подозрительно?

– Не очень. Еще один подобный случай, и скандальная газетная статья нанесла бы ему ущерб, которого не покрыла бы выручка от всего предприятия. Комиссионные наверняка были мизерные.

– Я предлагаю игру, – сказал Барт. – Она называется “Как погибнуть в Неаполе при загадочных обстоятельствах?”. Какими качествами необходимо для этого обладать? Вы мне поможете, хорошо?

– Охотно. Здесь имеют значение пол, возраст, телосложение, недуги, материальное положение и некоторые другие особенности, которые я постараюсь перечислить. Надо быть мужчиной лет под пятьдесят, желательно рослым, пикнического или атлетического сложения, холостяком либо вдовцом, во всяком случае, прибыть в Неаполь в одиночку. Учитывая случай с Шиммельрейтером, следует признать, что быть состоятельным не обязательно. Зато полезно совсем не знать итальянского языка или едва-едва говорить на нем.

– Никто из них не владел итальянским?

– Никто. Перехожу к незначительным деталям. Чтобы погибнуть, не следует страдать диабетом.

– Никто из жертв диабетом не страдал. А те пятеро диабетиков, которые были среди ревматиков, направленных Стеллой в Неаполь, вернулись домой целехонькими.

– Как это объясняли ваши эксперты?

– Не знаю даже, что вам сказать. Они рассуждали об обмене веществ, об ацетоновых телах, которые могут служить противоядием, но другие специалисты, не столь, быть может, блестящие, зато более добросовестные впрочем, это только мое впечатление, – оспаривали их выводы. Ацетоновые тела возникают как реакция на отсутствие в крови инсулина, а сейчас любой диабетик регулярно принимает соответствующие лекарства. Следующая необходимая особенность – аллергия. Чувствительность к цветущим травам, поллиноз, астма. Однако были люди, которые отвечали всем этим условиям, и с ними ничего не произошло. Например, пациент Стеллы, которого я назвал “земляничником”, и второй – с насморком.

Читать онлайн “Расследование. Рукопись, найденная в ванне. Насморк” – RuLit – Страница 46

— Занимательные у нас здесь трофеи, не так ли?

Эхо наших шагов разнеслось по залу с еще более великолепным убранством. Я поднял голову. Всю стену напротив занимал гобелен: превосходная композиция, выдержанная в оранжевых и иссиня-черных тонах, изображающая какой-то важный государственный акт. Адъютант после некоторого колебания указал мне на подстриженные черные бачки, которые были частью парадного одеяния одного из сановников, давая при этом понять, что они принадлежали разоблаченному лично им агенту.

Из-за колонны повеяло холодом, что свидетельствовало о близости широкой анфилады. Я, уже не разглядывая экспонаты, ошеломленный, потрясенный, в растерянности шел следом за моим проводником мимо их искрившихся от яркого света россыпей, мимо экспозиций вскрытия сейфов, искушения, проделывания отверстий в каменных стенах, продырявливания гор и осушения морей, поражался многоэтажным махинам, предназначенными для дистанционного изучения мобилизационных планов, для превращения ночи в искусственный день и наоборот. Мы прошли через зал с огромными хрустальными колпаками, посвященный подделке солнечных пятен и планетных орбит. Вплавленные в толщу какого-то драгоценного камня, сверкали снабженные этикетками и разъяснительными шифрами имитации созвездий и фальсификаты галактик.

У стен бесшумно работали мощные вакуумные насосы, поддерживающие высокое разрежение и сверхнизкий уровень радиации. Только в таких условиях могли существовать, не распадаясь, поддельные атомы и электроны.

От избытка впечатлений голова у меня шла кругом. Бландердаш, несомненно, понимал мое состояние, ибо предложил, чтобы мы направились к выходу. Перед дверями с номерным знаком мы вскрыли печать на верхнем кармане его мундира, и он извлек конверт с нужным сочетанием цифр и паролем, лишь после чего мы смогли открыть дверь.

Где-то в середине пути через Отдел Экспозиций я начал мысленно готовить комплименты, которые я выскажу после осмотра этой грандиозной коллекции, теперь, однако, я не мог выдавить из себя ни слова. Видимо, Бландердаш понимал причины моего молчания, поскольку не делал попыток его нарушить.

Так, молча, мы дошли до лифта, у которого к нам приблизились два молодых, как и он, секретных офицера. Отдав честь, они вежливо извинились передо мной и отозвали лейтенанта в сторону.

Произошел короткий обмен фразами, за которым я наблюдал, опершись плечом о стену. Бландердаш, казалось, был слегка удивлен. Подняв брови, он стал что-то говорить выглядевшему более старшим офицеру, но тот помотал головой и быстро указал локтем в мою сторону. На этом сцена закончилась.

Адъютант, не попрощавшись со мной, удалился вместе со старшим офицером, младший же приблизился ко мне и объяснил, с предупредительной вежливой улыбкой, что он должен проводить меня в Отдел Эн.

У меня не было никакой причины воспротивиться этому. Мы уже входили в распечатанный лифт, когда я спросил о моем предыдущем чичероне.

— Как, простите? — спросил офицер.

Он приблизил ухо к моим губам, прижав при этом руку к груди, словно у него заболело сердце.

— Ну, Бландердаш… его, наверное, отозвали по службе? — Затем я добавил: — Я знаю, что не должен спрашивать…

Читать еще:  Сильный кашель у ребенка 2 года

— Ну что вы, — поспешно проговорил офицер. Медленная многозначительная усмешка растянула его тонкие губы. — Как вы сказали? — задумчиво спросил он.

— Бландердаш? Ну, как же, ведь так зовут этого адъютанта, не правда ли? Я ведь не ошибся?

— О, конечно же, нет, — быстро проговорил он.

Усмешка его становилась все более многозначной.

— Бландердаш, — пробормотал он.

Лифт замедлил движение, перед тем как остановиться.

— Ха… Бландердаш… ну-ну, давайте.

Я не мог определить, к кому, собственно, относилось это “ну-ну, давайте” — возможно, ко мне, поскольку как раз в этот момент он отворил дверь. Я бы много дал, чтобы знать это, но мы уже быстро шли по коридору, направляясь к одной из череды блестящих лакированных белых дверей. Он распахнул дверь, я переступил через порог, и он тут же закрыл ее за мной. Я очутился в узкой длинной комнате без окон. Над четырьмя стоящими в помещении столами горели низко опущенные лампы, за столами работали средних лет офицеры. Из-за жары они были без кителей, которые висели на стульях. В рубашках с подвернутыми манжетами корпели они над кипами бумаг.

Один из них выпрямился и пристально посмотрел на меня черными, блестящими за стеклами очков глазами.

— Вы по какому делу?

Я подавил в себе прилив раздражения.

— Специальная миссия — по поручению командующего Кашебладе.

Я заблуждался, полагая, что офицеры при этих моих словах поднимут головы.

— Ваше имя? — задал мне вопрос тем же строгим голосом офицер в очках. У него были мускулистые руки спортсмена, покрытые загаром и замысловатой шифрованной татуировкой.

Я назвал свое имя. Почти в ту же секунду он надавил на клавишу маленькой машинки, стоявшей на его столе.

— Об этом я и должен узнать именно здесь.

— Да? — проговорил он. Затем снял френч со спинки стула, надел его, застегнул, поправил чехлы на эполетах и направился к внутренней двери.

— Следуйте за мной.

Я двинулся следом за ним и только тогда, оглянувшись, заметил, что офицер, который привел меня сюда, вообще не входил в комнату, а оставался в коридоре.

Мой новый проводник зажег на столе рефлектор и стоя представился:

— Подшифровщик Дашерблад. Прошу садиться.

Он нажал кнопку звонка. Молодая девушка, вероятно, секретарша, внесла два стакана чая и поставила их перед нами.

Дашерблад уселся напротив меня и некоторое время помешивал ложечкой в стакане.

— Вы ждете, что я введу вас в суть вашей миссии, не так ли?

— Гм… Это трудная и сложная миссия… да… довольно своеобразная, господин… Извините, как вас зовут?

— По-прежнему все так же, — ответил я с легкой усмешкой.

Офицер тоже улыбнулся. У него были отличные зубы, его лицо в ту минуту дышало свободой и искренностью.

— Х-ха, великолепно. Благодарю вас. Итак… сигарету?

— Благодарю вас, я не курю.

— Это очень хорошо. Человек не должен иметь никаких дурных привычек. Так, минутку.

Он встал и зажег верхний свет, и тогда я увидел огромный несгораемый шкаф цвета олова, закрывавший собой всю стену. Дашерблад последовательно набрал нужные цифры на барабанах его замка.

Когда массивная стальная дверь бесшумно приоткрылась, он принялся перекладывать груды папок, заполнявших отсеки, разделенные металлическими перегородками.

— Я дам вам инструкцию, — начал он. Услышав басовитый звук зуммера, он замолчал, повернулся и посмотрел на меня.

— Извините… Видимо, что-то срочное. Может, вы подождете? Это займет самое большое пять минут.

Я кивнул головой. Офицер вышел, тихо притворив дверь. Я остался один напротив приоткрытой двери сейфа.

“Уж не собираются ли они подвергнуть меня испытанию? С помощью такой наивной, глупой уловки?” — подумал я не без возмущения. Целую минуту я сидел спокойно, но постепенно как-то сама собой голова моя повернулась в сторону шкафа. Я тут же стал смотреть в противоположную сторону, но там мой взгляд встретил зеркало, в котором опять-таки отражался шкаф с секретными бумагами. Я решил пересчитать дощечки паркета. К сожалению, пол был покрыт линолеумом. Я переплел пальцы рук и стал усиленно всматриваться в побелевшие костяшки пальцев, пока меня не охватил гнев. Почему это я не могу смотреть куда захочу? Папки были черные, золотые, розовые. С этих последних свешивались шнурки, снабженные тарелкообразными печатями. Одна папка, лежавшая наверху, была с большим бантом. “Мне нечего опасаться, — подумал я. — В конце концов, миссию мне доверил сам главнокомандующий, поэтому в случае необходимости я могу сослаться на него. Но о какой-такой необходимости я думаю?”

7 ошибок, из-за которых насморк не проходит

Заработать хронический ринит можно, даже если неправильно сморкаться.

Говорят, если насморк лечить, он проходит за неделю, а если не лечить, то за семь дней. Обычно так и есть. Но иногда, даже несмотря на лечение, сопли задерживаются на неделю, две, три… А это уже хронический ринит.

Вот почему так происходит.

1. Вы выбрали неподходящие препараты

Насморк кажется столь обыденным явлением, что так и хочется заняться самолечением. Хлюпая носом, вы приходите в аптеку и просите фармацевта: «А дайте-ка мне какие-нибудь капли от соплей». И получаете препарат, возможно популярный и действенный, но не подходящий конкретно вам.

Дело в том, что у насморка может быть множество причин Runny nose , помимо простуды. Например:

  • аллергия: от популярной сезонной до холодовой;
  • излишне сухой и пыльный воздух в помещении, где вы проводите большую часть дня;
  • гормональные изменения в организме: беременность, климакс, развивающийся диабет и так далее;
  • даже случайно попавший в носовые ходы крохотный предмет…

Каждая из этих причин требует своей схемы лечения. И те медикаменты, которые помогут при одной, окажутся категорически неэффективными или даже ухудшат симптомы при другой. Так, сосудосуживающие капли не избавят вас от насморка, вызванного посторонним предметом в носу.

Что с этим делать

Чтобы не ошибиться и не капать в нос то, что не подходит в вашей ситуации и не сможет её улучшить, покупайте лишь те лекарства, которые выпишет вам терапевт или лор.

Если вы уже пользуетесь каким-то медикаментом, отмените его и обговорите возможные альтернативы всё с тем же врачом.

Читать еще:  Эреспал при сухом кашле у ребенка

2. Вы злоупотребляете сосудосуживающими средствами

Сосудосуживающие капли и спреи действительно помогают быстро остановить насморк. Но в инструкции к большинству из них не зря написано: «Использовать не более 3–5 дней». Продолжая закапывать их сверх оговорённого срока, вы рискуете заработать так называемый медикаментозный ринит Can You Overuse Nasal Spray? .

Сосудосуживающие средства, как ясно из названия, уменьшают просвет кровеносных сосудов носа. За счёт этого снимается отёк слизистой оболочки, из-за которого мы и ощущаем заложенность. Звучит вдохновляюще, но, увы, тут есть два неприятных момента.

Сосуды, во-первых, привыкают к лекарству и перестают на него реагировать. А во-вторых, отвыкают сужаться самостоятельно — им требуется лекарство. Но на него-то они уже не реагируют. Получается эдакий замкнутый круг: нос уже не может избавиться от заложенности сам, а сосудосуживающие средства больше не помогают.

Стремясь всё-таки вздохнуть свободно, вы увеличиваете дозу медикамента. И на время это действительно срабатывает, но затем всё повторяется. Дозу приходится раз за разом увеличивать, и в конце концов вы уже не можете жить без заветного флакончика, а насморк превращается в постоянного спутника.

Что с этим делать

Как можно быстрее отправляйтесь к лору и решайте возникшую проблему в тесном сотрудничестве. Скорее всего, вам придётся отменить препарат и терпеть заложенность носа, пока сосуды не восстановятся.

3. Вы закапываете в нос луковый сок и другие народные средства

Лук — прекрасное средство для облегчения симптомов заложенности носа. Эксперты, опрошенные известным медицинским ресурсом WebMD, даже рекомендуют Home Treatments for Babies использовать его в комнатах, где спят простуженные малыши. Мол, нарежьте свежий сочный лук кольцами, выложите на тарелочку и поставьте её у изголовья детской кроватки. Содержащаяся в луке сера поможет нормализовать отток слизи, и в результате младенец сможет свободно вздохнуть.

Всё хорошо, кроме одного: речь идёт о вдыхании запаха лука, но ни в коем случае не о луковых каплях в нос! Слизистая оболочка носоглотки очень чувствительна. Едкий луковый сок может её повредить или пересушить, лишив организм природной защиты от инфекций. А это значит, что болезнь затянется.

То же касается и других народных рецептов вроде капель из лимона, раствора хозяйственного мыла и так далее. Используя их, вы делаете уверенный шаг к хроническому риниту.

Что с этим делать

Отменить луковые капли и заняться восстановлением повреждённой слизистой. Лучше всего это делать под руководством лора.

Чаще всего восстановление слизистой означает лишь её увлажнение: следите, чтобы воздух был влажным, и несколько раз в день промывайте нос солевыми растворами. Их можно купить в аптеке или приготовить самостоятельно: в стакан тёплой воды добавьте по ¹⁄₄ чайной ложки соли и соды.

4. Вы спите и работаете в помещении с пониженной влажностью воздуха

Чтобы нос (да и весь организм в целом) функционировал нормально, влажность воздуха в квартире или офисе должна составлять 40–60%. Однако бывает, что воздух пересушен. Чаще всего это случается зимой из-за закрытых окон и работающих отопительных приборов. Тогда влажность падает до 15–20%.

В таких условиях слизистая оболочка носа пересыхает Manage Dry Indoor Air This Winter , истончается. И организм либо легче цепляет инфекции (вы не вылезаете из простуд с ринитом в качестве одного из ключевых симптомов), либо запускает процесс усиленного производства соплей, чтобы течью из носа компенсировать недостаток увлажнения.

Что с этим делать

Начните увлажнять воздух в помещении. Купите специальный прибор или сделайте его самостоятельно.

Если это не ваш вариант, регулярно увлажняйте носовые ходы солевыми растворами. Как их делать, читайте в предыдущем пункте.

5. Вы переносите насморк на ногах

Насморк не то состояние, ради которого можно брать больничный. Но если он сопровождается простудой и общим ухудшением самочувствия, крайне желательно What home remedies can help with a runny nose? снизить активность.

Идеальный вариант — пару дней провести дома, под тёплым одеялом, налегая на горячее питьё. В этом случае все силы организма будут направлены на борьбу с инфекцией, а вместе с простудой вы избавитесь и от ринита.

Если же релакс вам только снится, борьба может затянуться, а насморк — перейти в хроническую форму.

Что с этим делать

Позвольте себе отдохнуть, дав иммунной системе возможность справиться с заболеванием.

6. У вас полипы или другие осложнения, о которых вы ещё не знаете

Иногда отёк тканей в носу становится привычным. Это случается, например, у тех, кто страдает от сезонных аллергий или уже много лет переносит простуды на ногах. Отёчные участки слизистой потихоньку увеличиваются. Так в носоглотке появляются наросты — полипы Nasal polyps .

Пока полипы маленькие, они не дают о себе знать. Но год от года они растут и в какой-то момент начинают задерживать слизь в носовых проходах. Так возникают симптомы заложенности носа и насморка, который никак не проходит.

Причинами хронического ринита могут быть и другие осложнения. К примеру, воспаления придаточных пазух носа либо перенесённые травмы, которые искривляют носовые ходы.

Что с этим делать

Любой насморк, затянувшийся дольше чем на 5–7 дней, надо показать врачу. Специалист предложит схему лечения, которая подойдёт именно вам. Схема может включать в себя физиопроцедуры, лекарственные препараты и даже хирургическое вмешательство (если выяснится, что причина заложенности носа — крупные полипы или, положим, искривление носовой перегородки).

7. Вы неправильно сморкаетесь

Регулярно прочищать нос — важный пункт в лечении насморка. Но этим часто пренебрегают. Кто-то стесняется сморкаться и деликатно прикладывает к носу платочек. Кто-то, напротив, сморкается слишком активно — так, что слизь вылетает чуть ли не из ушей.

Оба варианта плохи. В первом случае вы копите сопли внутри носоглотки, создавая идеальную среду для размножения бактерий. Во втором рискуете загнать слизь в гайморовы пазухи, что чревато гайморитом.

Что с этим делать

Сморкаться регулярно и правильно What’s the best way to blow your nose when sick? . Вот так:

  • Сделайте глубокий вдох через рот.
  • Прижмите пальцем одну ноздрю.
  • Резко выдохните через свободную ноздрю.
  • Теперь прижмите пальцами очищенную часть носа и повторите те же манипуляции для второй ноздри.

Сморкайтесь по мере необходимости, но не реже нескольких раз в день. Это не даст слизи скапливаться в носу и убережёт вас от осложнений.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector