Грипп. Страница 18

Птица несчастья: атаковавший Европу грипп опасен для России

России угрожает штамм вируса птичьего гриппа H5N8. Он быстро перемещается по Европе, и в нашу страну его легко могут занести перелетные птицы. Ученые предупреждают, что патоген стремительно мутирует и может привести к заражению людей. Остановить распространение опасной инфекции эксперты предлагают с помощью ограничения ввоза мяса и яиц из соседних стран. Велика вероятность заражения птиц в юго-западных регионах РФ, заявили «Известиям» в Роспотребнадзоре. Но риск, что вирус перейдет на человека, минимален.

Из Африки в Европу

В ряде стран Европы зафиксированы очаги птичьего гриппа, причем ситуация близка к эпидемической. На этой неделе в Венгрии обнаружили штамм H5N8 на птицеферме в северо-западном регионе. Национальным ведомством по безопасности пищевой цепочки (NÉBIH) было принято решение уничтожить более 50 тыс. голов индеек. До этого вирус кочевал по другим странам: первый раз он ударил 30 декабря на северо-востоке Польши (в Люблинском воеводстве, 40 тыс. птиц уже ликвидировали на пяти фермах), затем переместился в центральную Польшу (Великопольское воеводство) и Словакию.

Как пояснили «Известиям» в Роспотребнадзоре, еще весной 2019 года вспышки этого вируса повсеместно были ликвидированы, и только в двух странах Африки — Нигерии и ЮАР — продолжали регистрировать заболевания животных, вызванные штаммом H5N8. Климатические аномалии могли привести к ранней миграции птиц. Поэтому можно предположить, что вирус распространился именно из Африки по африканско-черноморскому пролётному пути.

— Вероятность заражения птиц велика для юго-западных регионов РФ, однако не следует исключать возможность вспышек в большинстве регионов европейской части России, — пояснили в Роспотребнадзоре. — Возможно инфицирование свиней.

При этом в мире не зарегистрировано ни одного случая заражения человека вирусом гриппа A(H5N8), поэтому риск пандемии именно для него считается очень низким. Информация о генетических особенностях A(H5N8), вызвавшего вспышки в Польше, Венгрии и Словакии, пока не доступна, и делать окончательные выводы о свойствах вирусов преждевременно, добавили в Роспотребнадзоре.

Как отметили в ведомстве, в 2019 году штаммы вируса гриппа A (H5N8) не демонстрировали эволюционного развития в сторону увеличения риска заражения человека.

— В России ведется постоянный мониторинг вируса гриппа птиц с пандемическим потенциалом в регионах, находящихся на пролетных путях. За ситуацией следят службы ветеринарного и санитарного контроля. Кандидатные вакцинные штаммы вируса гриппа субтипа A (H5N8) в РФ имеются, но, как уже отмечалось выше, этот вирус не проявляет способности инфицировать человека, — подчеркнули в ведомстве.

Болезнь диких уток

Обнаруженный в Венгрии штамм H5N8 так же опасен, как и другие штаммы птичьего гриппа, сообщил «Известиям» сотрудник Института биологии ТюмГУ Сергей Артеменко.

— В связи с этим и принимаются такие радикальные меры, как поголовное уничтожение птиц на фермах. Отмечу, что это не просто ликвидация, а именно уничтожение всех пернатых целиком, чтобы вместе с ними исчез и вирус. Сможет ли он дойти до России? Вполне вероятно. В частности, вирусы переносят дикие птицы, — подчеркнул эксперт.

Ученые подчеркивают, что все Н5-штаммы опасны, так как они легко мутируют, приобретая со временем всё более угрожающие формы. Такие вирусы высокопатогенны, они размножаются быстрее сезонных штаммов и за счет мутаций могут заражать и человека. Причем уследить за Н5-штаммами довольно сложно, так как они быстро мигрируют от домашних птиц к диким, за которыми эпидемиологические службы не следят. Вирусом могут заразиться также свиньи и другие сельскохозяйственные животные, от которых чаще всего заболевают и люди.

— Птичий грипп мутирует главным образом в организме свиньи и затем передается человеку, — сообщил «Известиям» научный сотрудник НИЛ «Омиксные технологии» Казанского федерального университета Шах Махмуд Раихан. — Перемещение мутантных вирусов может происходить различными путями: вследствие контакта с птицей или животными на рынках, фермах, водоемах, путем контакта между людьми, через диких водоплавающих птиц. В последнем случае контролировать инфекцию особенно трудно.

Пока штамм H5N8 еще ни разу не переходил к человеку. Люди заражались только близкородственным вирусом H5N6, пояснил «Известиям» руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ (вуза — участника проекта «5-100») Павел Вочков.

— Опасности для людей данный вирус пока не представляет, но не стоит недооценивать его развитие, — подчеркнул ученый. — Остановка распространения этого гриппа зависит от эффективных ветеринарных мер по всему миру. Но не все страны придерживаются жестких правил карантина и правильно поступают в случае обнаружения вируса, так как требуется полная зачистка птицефабрики, а это огромные убытки для производителя.

Грипп

Последние новости

16 февраля 2017

Уровень заболеваемости гриппом в Украине вырос на 7% – Минздрав

За прошедшую неделю уровень заболеваемости гриппом и ОРВИ вырос на 7%: всего заболело 196 243 лица, почти 70% из них – дети.

09 февраля 2017

В Киеве вновь растет заболеваемость гриппом и ОРВИ

За 3 дня, с 6 по 8 февраля, в столице зарегистрировано 14 289 больных гриппом и ОРВИ против 13 099 за аналогичный период прошлой недели. Таким образом, наблюдается рост заболеваемости на 8,3% за счет детского населения.

На передовой боевиков “косит” грипп – разведка

В рядах боевиков террористической организации “ЛНР” наблюдается массовое заболевание гриппом и острыми респираторными инфекциями.

08 февраля 2017

За прошлую неделю в Украине гриппом заболели более 180 тысяч человек

За прошлую неделю гриппом и ОРВИ заболели 183 420 человек, один человек скончался от осложнений в результате гриппа.

В Украине выросла заболеваемость гриппом среди детей

Количество заболеваний гриппом среди детей по сравнению с прошлой неделей увеличилось на 5%.

02 февраля 2017

В Киеве снова растет заболеваемость гриппом

В Киеве наблюдается рост заболеваемости гриппом и ОРВИ на 8,4%.

01 февраля 2017

Грипп за прошлую неделю унес жизни трех человек

За прошедшую неделю гриппом и ОРВИ заболело свыше 181 тысячи человек, 3 человека умерли от осложнений гриппа.

В Киеве уровень заболеваемости гриппом ниже эпидпорога в 1,7 раза

За 4 неделю зарегистрировано 19 827 больных гриппом и ОРВИ (против 19 850 человек, которые заболели за 3 неделю), показатель заболеваемости составляет 682,1 (за 3 неделю – 682,9), что ниже эпидемиологического порога в 1,7 раза.

В Украине от гриппа умер еще один человек

За третью неделю эпидемического сезона гриппом и ОРВИ в Украине заболело свыше 190 тысяч человек. Зарегистрирован 1 летальный случай от осложнений гриппа в Киеве.

Грипп в Украине: за неделю от осложнений умерли шесть человек

За прошлую неделю в Украине от осложнений гриппа умерли 6 человек.

Читать еще:  Мазь доктор мом при кашле детям отзывы

За новогоднюю неделю от гриппа умерли шестеро украинцев

В период с 2 по 8 января в Украине зарегистрировано 250 227 больных гриппом и ОРВИ.

Грипп в Киеве: к врачам обратились 6 574 человека

По состоянию на 11 января за медицинской помощью в учреждения здравоохранения столицы обратились 6 574 человека (за аналогичный период прошлой недели – 7 157 человек).

В Запорожье продлили школьный карантин

Хотя зимние каникулы подходят к концу, в Запорожье 10 января школьники учебу не начнут – карантин в школах и внешкольных учреждениях продлен в связи с необходимостью выяснить объективную картину заболеваемости среди учащихся гриппом и ОРВИ.

В большинстве областей Болгарии закрываются школы

В связи с неблагоприятными метеоусловиями (обильные снегопады и понижение температуры) Министерство образования и науки Болгарии приняло решение не проводить занятия в средних учебных заведениях в большинстве областей страны.

В Ужгороде продлили карантин в школах

В Ужгороде продлили карантин в школах до 16 января.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения “ukrinform.ua”. Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Птичий грипп (18 стр.)

Крутые челы были многоопытны и могли вообразить все на свете, но почему-то еле-еле, очень туго поверили они в то, что налет устроен за бесплатно. Неужели никто не стоял за налетчиками? Как это – никто? Что, мумия Ленина их крышевала? В это крутым челам верить не хотелось, а верилось как в чудо.

Но истина была дика: набег и камнеметание устроил некто Огурцов Сергей Анатольевич, 1981 года рождения, образование среднее, лидер незарегистрированного движения Армия Кампучийских Маоистов (АКМ), не работает, живет за МКАДом в пятиэтажке, имеет жену, также безработную Огурцову Милицию Васильевну, уроженку города Волгограда, специалистку по ремонту кабеля. У них две дочки. Кормятся на пенсию матери Сергея и доходы от издания ежемесячного бюллетеня «Чудеса Ленина».

Поскольку нападавший был кем-то невразумительным, то и ответить ему решили по-мягкому, для вразумления. Ни тебе оторванных детских голов, ни асфальтового катка, переезжающего орущего коммуниста… Баш на баш: ты ударил мой дом, значит, я ударю твой.

Мила мыла посуду, оставшуюся с вечера, когда в дверь позвонили.

– Сереж, открой! У меня руки в мыле!

– А я бреюсь! – ответ из ванной.

– Отпусти лучше бороду, тебе пойдет!

– Ага. Тебя щекотать…

– Бесстыдник… Вот Владимир Ильич тоже бороду носил.

– Не бороду, а бородку. Открой, Мил, будь ты человеком!

Звонили повторно, длинным, обжигающим нервы звонком.

Хозяйка положила почти домытую тарелку обратно в раковину и, утирая руки о передник, подскочила к дверям.

– К Сергею? – спросила она, отдергивая запор.

В квартиру, каждый плечом вперед, ввалились мужики. Штук восемь.

Огурцов вышел к ним с половиной щеки в белой пене. Удары в солнечное сплетение, и, постанывая, он сжался в сухой узкой ванной, а над ним нависли два мрачных типа:

– Еще раз рыпнешься – мы тебя кипяточком…

Следом к мужу в ванную загрузили обморочную, но сжимающую кулаки Милу.

Она успела вбежать в комнату и сорвала со шкафа картинку.

Ленин, смятый, был в ее кулаке, кнопка проткнула кожу и въелась острием, но Мила терпела саднящую рану. Время тянулось больно и страшно.

По квартире работали топор, лом, электропила. Вся небогатая мебель была порубана: стол, стулья, шкаф, подзеркальник. Зеркало осыпалось. Лампы упали. Недомытые тарелки объединились с мытой посудой в одну груду битого стекла. Мобильники, как нарочно, заряжались на кухне, и их не пощадили в первые секунды. Обычный телефон грохнули с размаху, он издал тот ребячливый играющий звук, какой издает велосипед, врезаясь в столб. Одежду в шкафу, диван с постельным бельем, да и шторы для скорости посекли электропилой.

Сергей и Мила в неестественных позах полулежали в голубенькой ванной и молчали, молчали, молчали. Они слышали грохот. Они боялись, что их убьют. Они радовались, что дети у бабушки. Они надеялись, что соседи услышат шум и заподозрят неладное. Но соседи не любили Огурцовых и теперь, именно что заподозрив неладное, отсиживались втихаря. Да и смерч занял считаные минуты.

Завизжала пила, уродуя вырванный из сети холодильник. В духовку плиты залили принесенный бидон цемента. Грохнули раковину на кухне, грохнули унитаз. Раскрасневшийся трудяга сунулся в ванную комнату и ударом лома расколол последнюю раковину.

– Уютно вам, хорошо?

Сгорбленные Огурцовы молчали.

– Ладно, водичкой их сполосните! Холодненькой! – махнул он двум жлобам, охранявшим чету. – И будя!

Ледяной душ окатил Сергея, смывая бритвенную пену с щеки, попадая за шиворот. Он стерпел. Но его жена начала уворачиваться, фыркать, попыталась вскочить, только раззадоривая поливальщиков. Ее пихнули обратно, так что она лицом ударилась о стенку ванной, обмякла, распахнула кулаки…

Громилы были уже далеко.

Огурцов осторожно ступал по Сталинграду, устроенному в отдельно взятой однокомнатной квартире.

В сырой ванной над решеткой слива колдовала Милиция. Волосы закрывали ее обезображенное рыданием лицо. Она выковыривала по разбухшему лоскутку священный рисунок, унесенный водой.

Ленина за облака уносили с ангельским чириканьем снегири…

Таинственный дух, ненадолго загостивший, оставлял нашу страну. Прекращали плакать плакаты, Ленин опять становился никчемной редкостью человечьх снов. Грустно и мертво лежал он в Мавзолее. С большой живой слезой под ветхим веком.

Огурцов присел на обломок шкафа, как на бревно, посидел, вздрагивая от озноба, встал и стянул с себя мокрую одежду.

Он бросил непроизвольный взгляд на грудь.

Родинка, его гордость, очертаниями напоминавшая карту СССР, побледнела, была незаметна, слабо сквозила, почти слившись с кожей.

Орел Ваня – русский писатель

Бывают в политике и писатели. Самые настоящие, обыкновенные и не очень, писатели. Которым, казалось бы, книжки писать, а никуда больше и не соваться.

Степан, считавший себя поэтом, не мог пройти мимо писателя, выставленного в одной из политических зал. Он был похож на орла, писатель Иван. С детства его отличал от других орлиный взор. В орлином взоре – гроза.

Читать еще:  Признаки отита у грудного ребенка

Клюв ему погнули в последнем классе на занятии по физкультуре: учительница довела их до одури бегом по кругу и прыжками, и они налетали друг на друга, ничего не соображая. Одноклассник заехал Ивану плечом в нос, и нос наклонил вниз.

Из всего своего гардероба Шурандин предпочитал безразмерный серо-коричневый мохнатый свитер, напоминавший орлиное оперение. Причудливым объектом гордости были также ногти – длинные, ухоженные, сероватые когти.

Итак, Шурандин был молодой писатель Земли Русской, но однажды ему надоело писать.

Еще каких-то пять лет назад Шурандин не был писателем. Но он выскочил из ряда вон. Он нагло выломился и знал: что бы я ни написал, получит читателя, обрастет шумом восхищения и злобы.

Сначала он сочинял рассказы. Печатал их на компьютере вслепую, не контролируя себя, чтобы не тормозить, а, отбарабанив страницу, обнаруживал лихой слог. Писал он про первый поцелуй в летнем детстве, про то, как при нем мужик в ярко-красной куртке прыгнул под поезд в метро, про то, как надоедливая учительница по физкультуре превратилась в темный, крепко заваренный чай.

Закончил школу, поступил в языковой вуз. На экзамене по французской грамматике, когда надо было готовиться к ответу, Шурандин увлеченно – мелко-мелко, чтобы не разоблачили, – записывал строчки из нового рассказа. Ребята опоздали на автобус, и теперь они в ночной прохладе, на краю осеннего пугающего леса, а по дороге редко носятся ослепительные слитки машин… Сочинив, он запрятал листок в карман.

Иван старался не поддаваться на провокации. Каждый предмет, любая деталь, первый встречный – все становилось образом-провокацией. Шурандин боялся запутаться и погрязнуть в образах. Боялся их запоминать. Все равно образы забываются, и, попытавшись их воспроизвести, дома засев за компьютер, он только понапрасну будет ломать голову.

На первом курсе он решил отнести подборку рассказов в журнал «Новый мир». Он слышал, что это главный журнал в литературе. Туда и направил свои стопы.

Он нес рукопись, на самом деле не очень-то веря в успех. Вылез из метро «Пушкинская» и побрел в редакцию журнала, еще не подозревая, что с каждым шагом приближается к победе и каждый квадрат асфальта под кроссовками укорачивает его путь. Шаг, опять шаг. Дверь в переулке. Клавиша. Гудок. Дверь противно запиликала.

Рассказы взяли. Он написал новые, взяли и их. И все же – журнал-толстяк был высоколоб. А вдруг я сушеный эстет, а? – спросил себя Шурандин.

Он написал повесть. Лихорадочно, за двадцать дней он настучал на компьютере всему свету историю ненормальной страсти подростка к коварной, криминальной и отвратно обольстительной бабе. Про любовь. Журнал струхнул печатать.

Шурандин пошел в ночной клуб, всю ночь плясал на танцполе с девчонкой из Перми. На рассвете он сел с девчонкой за столик на зябком воздухе у клуба, и, пьяно шепелявя, она спросила, чем он занимается. Пишет он…

– Так есть же премия! – шумно обрадовалась она неожиданно. – По ящику показывали. Отошли туда! Потом с тебя французские духи.

Эта рассветная девочка так, хмельным мимоходом обмолвившись о какой-то премии, дала ему импульс.

Он отправил повесть в большом желтом конверте.

Через полгода премию ему вручали. Он обыграл сорок тысяч соперников…

Ночь после премии Шурандин опять провел в клубе. Кто бы мог подумать – он ее встретил снова, пермскую девочку! Она увивалась вокруг крупного, агрессивного бугая. Иван начал приближаться, танцуя, но эта девушка в скользящих оранжевых и розовых бликах, словно осыпаемая икринками, сделала страшные глаза: я не знаю тебя, не лезь, а ну пляши в тот край! Он чувствовал похоть и одиночество и не желал подтанцовывать ни к кому больше. Музыка ритмично трахала мозг. Блики скользили, тьма колебалась, невидимые рыбы метали электрическую икру…

Птичий грипп (18 стр.)

Крутые челы были многоопытны и могли вообразить все на свете, но почему-то еле-еле, очень туго поверили они в то, что налет устроен за бесплатно. Неужели никто не стоял за налетчиками? Как это – никто? Что, мумия Ленина их крышевала? В это крутым челам верить не хотелось, а верилось как в чудо.

Но истина была дика: набег и камнеметание устроил некто Огурцов Сергей Анатольевич, 1981 года рождения, образование среднее, лидер незарегистрированного движения Армия Кампучийских Маоистов (АКМ), не работает, живет за МКАДом в пятиэтажке, имеет жену, также безработную Огурцову Милицию Васильевну, уроженку города Волгограда, специалистку по ремонту кабеля. У них две дочки. Кормятся на пенсию матери Сергея и доходы от издания ежемесячного бюллетеня «Чудеса Ленина».

Поскольку нападавший был кем-то невразумительным, то и ответить ему решили по-мягкому, для вразумления. Ни тебе оторванных детских голов, ни асфальтового катка, переезжающего орущего коммуниста… Баш на баш: ты ударил мой дом, значит, я ударю твой.

Мила мыла посуду, оставшуюся с вечера, когда в дверь позвонили.

– Сереж, открой! У меня руки в мыле!

– А я бреюсь! – ответ из ванной.

– Отпусти лучше бороду, тебе пойдет!

– Ага. Тебя щекотать…

– Бесстыдник… Вот Владимир Ильич тоже бороду носил.

– Не бороду, а бородку. Открой, Мил, будь ты человеком!

Звонили повторно, длинным, обжигающим нервы звонком.

Хозяйка положила почти домытую тарелку обратно в раковину и, утирая руки о передник, подскочила к дверям.

– К Сергею? – спросила она, отдергивая запор.

В квартиру, каждый плечом вперед, ввалились мужики. Штук восемь.

Огурцов вышел к ним с половиной щеки в белой пене. Удары в солнечное сплетение, и, постанывая, он сжался в сухой узкой ванной, а над ним нависли два мрачных типа:

– Еще раз рыпнешься – мы тебя кипяточком…

Следом к мужу в ванную загрузили обморочную, но сжимающую кулаки Милу.

Она успела вбежать в комнату и сорвала со шкафа картинку.

Ленин, смятый, был в ее кулаке, кнопка проткнула кожу и въелась острием, но Мила терпела саднящую рану. Время тянулось больно и страшно.

По квартире работали топор, лом, электропила. Вся небогатая мебель была порубана: стол, стулья, шкаф, подзеркальник. Зеркало осыпалось. Лампы упали. Недомытые тарелки объединились с мытой посудой в одну груду битого стекла. Мобильники, как нарочно, заряжались на кухне, и их не пощадили в первые секунды. Обычный телефон грохнули с размаху, он издал тот ребячливый играющий звук, какой издает велосипед, врезаясь в столб. Одежду в шкафу, диван с постельным бельем, да и шторы для скорости посекли электропилой.

Читать еще:  Двухсторонняя пневмония у ребенка

Сергей и Мила в неестественных позах полулежали в голубенькой ванной и молчали, молчали, молчали. Они слышали грохот. Они боялись, что их убьют. Они радовались, что дети у бабушки. Они надеялись, что соседи услышат шум и заподозрят неладное. Но соседи не любили Огурцовых и теперь, именно что заподозрив неладное, отсиживались втихаря. Да и смерч занял считаные минуты.

Завизжала пила, уродуя вырванный из сети холодильник. В духовку плиты залили принесенный бидон цемента. Грохнули раковину на кухне, грохнули унитаз. Раскрасневшийся трудяга сунулся в ванную комнату и ударом лома расколол последнюю раковину.

– Уютно вам, хорошо?

Сгорбленные Огурцовы молчали.

– Ладно, водичкой их сполосните! Холодненькой! – махнул он двум жлобам, охранявшим чету. – И будя!

Ледяной душ окатил Сергея, смывая бритвенную пену с щеки, попадая за шиворот. Он стерпел. Но его жена начала уворачиваться, фыркать, попыталась вскочить, только раззадоривая поливальщиков. Ее пихнули обратно, так что она лицом ударилась о стенку ванной, обмякла, распахнула кулаки…

Громилы были уже далеко.

Огурцов осторожно ступал по Сталинграду, устроенному в отдельно взятой однокомнатной квартире.

В сырой ванной над решеткой слива колдовала Милиция. Волосы закрывали ее обезображенное рыданием лицо. Она выковыривала по разбухшему лоскутку священный рисунок, унесенный водой.

Ленина за облака уносили с ангельским чириканьем снегири…

Таинственный дух, ненадолго загостивший, оставлял нашу страну. Прекращали плакать плакаты, Ленин опять становился никчемной редкостью человечьх снов. Грустно и мертво лежал он в Мавзолее. С большой живой слезой под ветхим веком.

Огурцов присел на обломок шкафа, как на бревно, посидел, вздрагивая от озноба, встал и стянул с себя мокрую одежду.

Он бросил непроизвольный взгляд на грудь.

Родинка, его гордость, очертаниями напоминавшая карту СССР, побледнела, была незаметна, слабо сквозила, почти слившись с кожей.

Орел Ваня – русский писатель

Бывают в политике и писатели. Самые настоящие, обыкновенные и не очень, писатели. Которым, казалось бы, книжки писать, а никуда больше и не соваться.

Степан, считавший себя поэтом, не мог пройти мимо писателя, выставленного в одной из политических зал. Он был похож на орла, писатель Иван. С детства его отличал от других орлиный взор. В орлином взоре – гроза.

Клюв ему погнули в последнем классе на занятии по физкультуре: учительница довела их до одури бегом по кругу и прыжками, и они налетали друг на друга, ничего не соображая. Одноклассник заехал Ивану плечом в нос, и нос наклонил вниз.

Из всего своего гардероба Шурандин предпочитал безразмерный серо-коричневый мохнатый свитер, напоминавший орлиное оперение. Причудливым объектом гордости были также ногти – длинные, ухоженные, сероватые когти.

Итак, Шурандин был молодой писатель Земли Русской, но однажды ему надоело писать.

Еще каких-то пять лет назад Шурандин не был писателем. Но он выскочил из ряда вон. Он нагло выломился и знал: что бы я ни написал, получит читателя, обрастет шумом восхищения и злобы.

Сначала он сочинял рассказы. Печатал их на компьютере вслепую, не контролируя себя, чтобы не тормозить, а, отбарабанив страницу, обнаруживал лихой слог. Писал он про первый поцелуй в летнем детстве, про то, как при нем мужик в ярко-красной куртке прыгнул под поезд в метро, про то, как надоедливая учительница по физкультуре превратилась в темный, крепко заваренный чай.

Закончил школу, поступил в языковой вуз. На экзамене по французской грамматике, когда надо было готовиться к ответу, Шурандин увлеченно – мелко-мелко, чтобы не разоблачили, – записывал строчки из нового рассказа. Ребята опоздали на автобус, и теперь они в ночной прохладе, на краю осеннего пугающего леса, а по дороге редко носятся ослепительные слитки машин… Сочинив, он запрятал листок в карман.

Иван старался не поддаваться на провокации. Каждый предмет, любая деталь, первый встречный – все становилось образом-провокацией. Шурандин боялся запутаться и погрязнуть в образах. Боялся их запоминать. Все равно образы забываются, и, попытавшись их воспроизвести, дома засев за компьютер, он только понапрасну будет ломать голову.

На первом курсе он решил отнести подборку рассказов в журнал «Новый мир». Он слышал, что это главный журнал в литературе. Туда и направил свои стопы.

Он нес рукопись, на самом деле не очень-то веря в успех. Вылез из метро «Пушкинская» и побрел в редакцию журнала, еще не подозревая, что с каждым шагом приближается к победе и каждый квадрат асфальта под кроссовками укорачивает его путь. Шаг, опять шаг. Дверь в переулке. Клавиша. Гудок. Дверь противно запиликала.

Рассказы взяли. Он написал новые, взяли и их. И все же – журнал-толстяк был высоколоб. А вдруг я сушеный эстет, а? – спросил себя Шурандин.

Он написал повесть. Лихорадочно, за двадцать дней он настучал на компьютере всему свету историю ненормальной страсти подростка к коварной, криминальной и отвратно обольстительной бабе. Про любовь. Журнал струхнул печатать.

Шурандин пошел в ночной клуб, всю ночь плясал на танцполе с девчонкой из Перми. На рассвете он сел с девчонкой за столик на зябком воздухе у клуба, и, пьяно шепелявя, она спросила, чем он занимается. Пишет он…

– Так есть же премия! – шумно обрадовалась она неожиданно. – По ящику показывали. Отошли туда! Потом с тебя французские духи.

Эта рассветная девочка так, хмельным мимоходом обмолвившись о какой-то премии, дала ему импульс.

Он отправил повесть в большом желтом конверте.

Через полгода премию ему вручали. Он обыграл сорок тысяч соперников…

Ночь после премии Шурандин опять провел в клубе. Кто бы мог подумать – он ее встретил снова, пермскую девочку! Она увивалась вокруг крупного, агрессивного бугая. Иван начал приближаться, танцуя, но эта девушка в скользящих оранжевых и розовых бликах, словно осыпаемая икринками, сделала страшные глаза: я не знаю тебя, не лезь, а ну пляши в тот край! Он чувствовал похоть и одиночество и не желал подтанцовывать ни к кому больше. Музыка ритмично трахала мозг. Блики скользили, тьма колебалась, невидимые рыбы метали электрическую икру…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector